Правовой эксперт

Процедура реорганизации. Как теперь защититься кредитору?

Как защититься кредитору?

Компания планирует процедуру реорганизации. Какие новые возможности или, наоборот, риски, связанные с реформой норм Гражданского кодекса, необходимо учесть?

Поправки упростили юристам некоторые задачи при проведении сложных схем реорганизации в холдингах, но воспользоваться этими возможностями на практике, скорее всего, получится только после изменения регистрационных форм. Изменился порядок взаимоотношения реорганизуемой компании с кредиторами, а также урегулирован порядок оспаривания реорганизации.

Новая редакция главы 4 Гражданского кодекса о юридических лицах формально решила немало проблем, связанных с реорганизацией. Так, статья 57 Гражданского кодекса теперь допускает одновременное сочетание различных форм реорганизации, в том числе реорганизацию с участием нескольких компаний с разными организационно-правовыми формами. Раньше такой возможности не было. В итоге при необходимости оптимизировать структуру бизнеса в группе компаний юристам приходилось осуществлять многоступенчатые схемы: например, сначала провести слияние и лишь затем — преобразование. А если реорганизуемые компании имели различные организационно-правовые формы, то, наоборот, вначале требовалось провести преобразование (из акционерного общества — в общество с ограниченной ответственностью или наоборот) и лишь потом — слияние.

Кроме того, поправки в Гражданский кодекс уточнили вопросы защиты прав кредиторов реорганизуемой компании. Однако выбранный законодателем путь все еще в недостаточной степени учитывает интересы самой реорганизуемой компании-должника и фактически является прокредиторским. Законодатель все еще воспринимает реорганизацию как существенную угрозу договорным отношениям, риск неисполнения обязательств перед кредитором. Также впервые на уровне закона появились четкие правила об оспаривании реорганизации и, что самое главное, о последствиях такого оспаривания. Несмотря на то что поправки уже вступили в силу, на практике можно воспользоваться далеко не всеми новеллами. Как минимум требуется внести изменения в специальные законы — Федеральный закон от 08.02.98 № 14-ФЗ «Об обществах с ограниченной ответственностью» (далее — закон № 14-ФЗ) и в Федеральный закон от 26.12.95 № 208-ФЗ«Об акционерных обществах» (далее — закон № 208-ФЗ). Соответствующих изменений требуют основные нормативные акты, регулирующие процедуру государственной регистрации.

Могут ли участники компании применить новые правила об оспаривании реорганизации, если реорганизация началась до 1 сентября 2014 года?

Пока однозначного решения этого вопроса нет. Вообще к ранее возникшим отношениям новая редакция ГК РФ применяется лишь в части тех прав и обязанностей, которые возникли с 1 сентября 2014 года (ч. 3 ст. 3 Федерального закона от 05.05.14 № 99-ФЗ «О внесении изменений <…>»). Если подходить к вопросу формально, то оспорить по новым правилам решение о реорганизации, которое было вынесено до 1 сентября 2014 года, нельзя. Но учитывая, что право на иск реализуется уже после этой даты, не исключено, что суды все-таки будут применять новые нормы. Что касается механизма оспаривания реорганизации по статье 60.2 ГК РФ, то представляется, что он должен работать в любом случае, если данные в ЕГРЮЛ внесены после 1 сентября 2014 года.

Совмещенная и смешанная реорганизация — новые возможности для компаний

Новая редакция Гражданского кодекса, вступившая в силу с 1 сентября этого года, в числе прочего реформировала положения о реорганизации компаний (ст. 57–60.2 ГК РФ). Изменилась сама процедура реорганизации, и появились новые опции.

Совмещенная реорганизация. Теперь появилась возможность одновременно проводить реорганизацию в различных формах (например, слияние и выделение, присоединение и преобразование). Ранее такая опция была доступна не всем — в частности, у акционерных обществ она была, а у обществ с ограниченной ответственностью — нет. Причем даже акционерные общества могли проводить совмещенную реорганизацию только в форме сочетания выделения или разделения со слиянием или присоединением (ст. 19.1 закона № 208-ФЗ).

Формулировка указанной выше нормы не позволяет с уверенностью утверждать, какие именно «иные» случаи стороны могут предусмотреть в соглашении. И можно ли полностью исключить в таком соглашении право кредиторов заявлять такие требования или заявлять их во внесудебном порядке? Учитывая отсутствие ограничений в законодательстве, думается, что в этих вопросах стороны полностью свободны. Концепция тоже предполагала широкую степень свободы, в том числе прямо упоминала возможность полностью отменить соглашением право кредитора досрочно заявить свое требование. Но поддержит ли такую трактовку судебная практика, предсказать пока сложно. Когда может быть заключено такое соглашение (например, до начала реорганизации или уже после), допустимо ли заранее включить условие об ограничении права кредитора досрочно заявлять свое требование в случае реорганизации должника в любые типовые договоры с контрагентами — закон также умалчивает.
Государственная регистрация реорганизованного возможна только по истечении срока для обжалования решения о реорганизации — трех месяцев (п. 1 ст. 60.1 ГК РФ). Ранее теоретически возможный минимальный срок составлял 75 дней.

Кредиторы вправе предъявить требования в течение 30 дней после даты опубликования последнего уведомления о реорганизации юридического лица (абз. 2 п. 2 ст. 60 ГК РФ). При этом заявление требований — не основание для приостановления реорганизации, несмотря на то что рассматриваются эти требования в судебном порядке. Следовательно, суд не может в качестве меры обеспечения иска должника к реорганизуемому кредитору запретить ответчику завершать реорганизацию, а регистрационному органу — регистрировать соответствующие изменения.

Реорганизуемая компания обязана исполнить предъявленные ей требования должника до завершения процедуры реорганизации (абз. 4 п. 2 ст. 60 ГК РФ) либо вместо этого в течение 30 дней с момента предъявления требования кредитора предоставить должнику достаточное обеспечение исполнения своего обязательства (абз. 5 п. 2 ст. 60 ГК РФ). С точки зрения процессуального законодательства, если кредитор добровольно погашает долг в установленный 30-дневный срок, то либо должник сам отказывается от иска, либо суд отказывает ему в удовлетворении иска о досрочном исполнении обязательства. Но не вполне ясно, какое решение должен принять суд, если вместо исполнения должник предоставляет обеспечение, а кредитор его принимает. Предоставление и принятие достаточного обеспечения лишает кредитора права требования досрочного исполнения обязательств или возмещения убытков (абз. 5 п. 2, п. 4 ст. 60 ГК РФ). Означает ли это, что суд должен прекратить производство по делу или он должен отказать в иске со ссылкой на абзац 5 пункта 2 статьи 60 Гражданского кодекса? В Арбитражном процессуальном кодексе такое основание для прекращения судебного разбирательства отсутствует. Следовательно, если истец сам не откажется от иска или стороны не оформят предоставление обеспечения мировым соглашением, суду остается только вариант отказа в иске.

Созданные в ходе реорганизации компании солидарно отвечают за неисполнение требований кредиторов (п. 3 ст. 60 ГК РФ). Иными словами, даже если компания не исполнила требование, которое заявил кредитор, ее долг перейдет к компании-правопреемнику. Такая же ответственность предусмотрена для лиц и органов, имеющих фактическую возможность определять деятельность реорганизуемых компаний (например, коллегиальный орган управления). Правда, при условии, что такие лица и органы способствовали наступлению неблагоприятных последствий для кредитора (п. 3 ст. 60 ГК РФ).

Какое обеспечение исполнения обязательств перед кредиторами считается достаточным, чтобы заменить досрочное исполнение обязательства перед должником?

Гражданский кодекс считает таким только независимую банковскую гарантию, причем закон предъявляет к ней сразу несколько требований (п. 4 ст. 60 ГК РФ). Гарантия должна быть выдана кредитной организацией, кредитоспособность которой не вызывает обоснованных сомнений. Срок действия гарантии не менее чем на три месяца должен превышать срок исполнения обеспечиваемого обязательства. Еще одно требование касается порядка оплаты по такой гарантии — по предъявлении кредитором требований к гаранту с приложением доказательств неисполнения обязательства реорганизуемой или реорганизованной компанией. Банковская гарантия — дорогая услуга. К тому же многие банки требуют от принципала по гарантии дополнительных обязательств (предоставить обеспечение или как минимум обеспечить наличие на счете денежных сумм в размере гарантии). То есть реорганизуемой компании все равно придется изъять соответствующие денежные суммы из оборота. Поэтому вполне вероятно, что компании проще расплатиться с кредиторами, чем предоставлять обеспечение.

Кроме того, важно учитывать, что реорганизуемая компания должна в обязательном порядке получить согласие кредитора на принятие обеспечения. То есть сама она не обладает правом выбора — исполнить требование кредитора или предоставить ему гарантию. Таким выбором обладает только кредитор. Но, зная о многочисленных мошенничествах с так называемыми серыми банковскими гарантиями, кредиторы, скорее всего, будут предпочитать реальное исполнение обязательства.

Таким образом, поправки не позволили в полной мере уйти от безусловного требования кредиторов реорганизуемой компании досрочно исполнить обязательства, поскольку в качестве альтернативы предусмотрено лишь предоставление банковской гарантии, что крайне невыгодно реорганизуемой компании. Причем стороны не могут договориться об ином обеспечении помимо банковской гарантии, несмотря на то что оно может быть также ликвидно — например, поручительство, залог. Поэтому есть серьезные опасения, что механизм с обеспечением работать не будет.

Оспаривание реорганизации

Кардинальные изменения произошли в отношении реорганизации в форме преобразования. Сейчас при преобразовании права и обязанности реорганизованной компании в отношении других лиц не изменяются (за исключением прав и обязанностей в отношении учредителей или участников, изменение которых вызвано реорганизацией). Ранее они переходили к вновь созданной компании на основе передаточного акта. Несмотря на это положение, на преобразование распространяются нормы о признании реорганизации несостоявшейся или о признании недействительным решения о реорганизации. Ведь преобразование по-прежнему является одной из форм реорганизации (п. 1 ст. 57 ГК РФ).

Заинтересованные лица (как правило, участники и акционеры компаний) вправе оспорить реорганизацию. У таких лиц есть две возможности — оспорить решение о реорганизации, прося суд признать его недействительным, или оспорить саму реорганизацию, прося суд признать ее несостоявшейся. Принципиальное отличие двух процедур в том, что признание решения о реорганизации недействительным, в отличие от признания реорганизации несостоявшейся, не влечет ликвидации образованных в результате реорганизации компаний.

К какому же из средств может прибегнуть лицо, чьи права были нарушены реорганизацией? Авторы проекта Концепции отмечали, что признание реорганизации несостоявшейся (или «поворот реорганизации») должно быть исключительным средством, применяющимся только в случае вопиющих нарушений. В Гражданском кодексе можно найти только два основания для признания реорганизации несостоявшейся (п. 1 ст. 60.2 ГК РФ). Первое — участники компании не принимали решения о реорганизации. Иными словами, общее собрание было инсценировано. Второе — для государственной регистрации компаний, созданных по итогам реорганизации, были представлены документы, содержащие заведомо недостоверные данные о реорганизации. То есть документы были попросту подделаны. В обоих случаях фактически речь идет о мошенничестве, а решения о реорганизации как такового не было.

Во всех иных случаях (то есть в случае допущения при принятии решения о реорганизации каких-либо нарушений) можно оспорить решение о реорганизации. Какие именно нарушения служат основанием для оспаривания положения о реорганизации, умалчивают. Однако эти основания прямо названы в статьях 181.3–181.5 Гражданского кодекса (об общих собраниях). В их числе, например, существенное нарушение порядка созыва, подготовки и проведения собрания по вопросу реорганизации, влияющее на волеизъявление участников собрания, отсутствие у лица, выступавшего от имени участника собрания, соответствующих полномочий и т. д. Признание решения недействительным не аннулирует итоги реорганизации, оно может лишь остановить ее процесс, если она еще не завершена, а также дает основание лицам, которые понесли убытки в связи принятием недействительного решения о реорганизации, потребовать их возмещения.